Марк Фрейдкин

Из новых стихов

* * *

С.К.

Жизнь окончена в общем и целом.
Доживаем. Итог – не ахти.
Но под вечности хищным прицелом
Западло по сусекам скрести.

Мы под старость найдем, чем развлечься –
Полон дом уцененных монет.
А о будущем можно не печься,
Ведь его уже, в сущности, нет.

* * *

Я прежде знал, как пишутся стихи.
По крайней мере, мне тогда казалось,
Что знаю. Даже, может быть, не то,
Как пишутся, а как должны писаться.
В каком порядке расставлять слова,
Как избегать инверсий, как, напротив,
Инверсией внезапной оживить
Повествованье и какой гранью
К читателю эпитет повернуть,
Чтоб лишних избежать реминисценций,
Какой избрать размер и как найти
Внутри размера скрытое движенье;
Как обновить дыхание строки
Пиррихием, цезурой иль пэоном;
Что рифмовать, а что не рифмовать;
Где женская нужна, а где мужская
Иль даже дактилическая рифма;
Как подчеркнуть каденцию строфы,
Перебирая спектр упоминаний;
Какой синоним выбрать из пяти,
Казалось, совершенно равнозначных
Синонимов, где вычеркнуть повтор,
А где, напротив, нужно повториться;
Где волю дать инерции стиха,
Где осадить его, чтоб он с разбега
В анжамбеман уткнулся; как пейзаж
Развернутой метафорой представить
Иль беспощадно-точным, как игла,
Сравненьем обозначить в двух словах.

Не хвастаюсь – я в совершенстве знал
И это все, и многое другое.
И до сих пор еще не позабыл.
А толку-то?

* * *

Если выражаться лапидарно
И смотреть на вещи объективно,
То живу я нынче так бездарно,
Что и самому уже противно.

Суматошный ливень малых терций
Все смешал – обноски и обновки,
И плетется, запинаясь, сердце
До своей конечной остановки.

* * *

На ненадежном и мелком фарватере
Все о Костюшкиной думаю матери.
Как мне спастись от аккомпанемента
Этого рвущего душу memento?

* * *

Мы не хотели этого, но пришлось
Плыть под дырявым парусом по разноцветным рекам
И, проходя через полупотешный шлюз,
Воображать, что вышли на битву с роком.

Это ничтожество, что ничем не смыть,
Эту трусость, пролезшую на скрижали,
Эту жухлую жизнь, и эту жуткую смерть
Заслужили мы все-таки или не заслужили?

* * *

Вспоминать об этом непрерывно,
Вновь и вновь перемещать в пространстве
Частности, нюансы и детали,
Где бы они сегодня ни витали.

Вспоминать об этом как по нотам,
Терпеливо собирать обломки
Влажных слов, летевших летним ливнем,
Что столь кратким был и непрерывным.

Приходить в сознанье слой за слоем
Вопреки химерам и назло им,
Чтоб они рассвет не торопили
К окнам интенсивной терапии.

* * *

…И когда он явился, непрошен,
Было трудно поверить подсказкам,
Что костюмчик-то малость поношен,
А точнее – изрядно потаскан.

Было хожено в этой одежке
На погост, на Парнас и на блядки,
И, своей ужасаясь оплошке,
Рвется сердце бежать без оглядки…

* * *

Бессонницы липкая пряжа
С соленой свистулькой в устах
Витает меж тентов безлюдного пляжа
И виснет на пыльных кустах.

Застыла зеленая заводь,
Чернеет кирпичный завод.
Веселый пловец, не умеющий плавать,
По лунной дорожке плывет.

* * *

Голенастый пруд лебедями вышит,
На мостках русалка рубашки сушит.
Все, о чем сейчас говорят и пишут,
Неохота мне ни читать, ни слушать.

Объедаться сладким, пока не вспучит,
У параши мяться, когда приспичит…
Ничему-то жизнь дураков не учит,
Хоть в одно и то же нас мордой тычет.

* * *

В закоулках непонятного где-то,
Посреди невероятного лета
С невозможной высоты двухэтажной
Падал в лужу самолетик бумажный.

С драным носом и крылом перебитым
Он выделывал кульбит за кульбитом,
Кувыркаясь по ступенькам эфира
Вверх тормашками – из этого мира.

* * *

Я пока что помню, хотя все реже,
Как водила пальцем по ранке свежей
Потаскушка-муза с глазами лани,
Как спешил сквозь ночь на ее огонь
Вислобрюхий конь и трещал крылами.

Я пока что вижу, хотя все хуже,
Как весна залетная пьет из лужи,
Как стекает боль по лицу дебила,
Как ложатся встык эти рифмы в стих,
Что разлука надвое разрубила.

Я пока что слышу, хотя и плохо,
Но хотел бы слышать до последнего вздоха
Эту музыку теплую и чужую,
Этот влажный шум, этот полый шар –
Полумертвый дар, что в руках держу я.

* * *

Говорю тебе, друг мой: совсем скоро
Боль и страх сломают меня, как спичку,
И закончатся наши с тобой споры –
Ставить прочерк в графе «артист» или птичку.

Но и в страшный час, когда все, кроме
Смертной муки, растает, как воск с блюдца,
Я останусь с тобою одной крови
И найду в себе мужество улыбнуться.